Инновационная образовательная сеть
АНО "Институт проблем образовательной политики "Эврика"

Андрей Зоткин: Если честно, я не понимаю, зачем нужны педагогические вузы, и особенно педагогические университеты

12 Ноября 2012 0:00

Если честно, я не понимаю, зачем нужны педагогические вузы, и особенно педагогические университеты. 
Так случилось, что в конце 1999 года я завершил работу в Томском государственном педагогическом университете, в котором трудился с 1991 г., а в начале 2000 г. Меня пригласили работать в Томский государственный университет. Разницу, которую я ощутил с момента оформления документов, а затем и дальнейшей университетской жизни в сравнении с педагогическим вузом была настолько существенной, что я, у меня иногда выступали слезу на глазах. Ведь, если я бы не ушел в ноябре 1999 года из «педа» в никуда, а я увольнялся, поскольку уже не мог работать в этом учреждении, то я бы никогда не стал бы доцентом ведущего вуза России. Так новый век и тысячелетие, действительно стали для меня новыми. В этой связи, сейчас, когда эмоции ушли, я могу более трезво сравнить два вуза и сделать вывод, надо или не надо закрывать педагогические вузы, теперь, когда Томский педагогический включен в список неэффективных вузов.
Во-первых, в педагогическом, целом, как и у нас в Томске, так и в большинстве других, а по стране перебывал в половине субъектов РФ, совершенно отсутствует исследовательская компетенция. В данном случае я буду говорить не про компетенции отдельных людей, а про компетенции учреждения, поскольку компетенции отдельных людей практически не меняют ситуацию, если такой компетенции нет у учреждения. Мало того, как моя биография, так и многих, кто покинул педагогический, и достиг высокой профессиональной карьеры в других организациях, показывает, что конфликт компетенций так или иначе выталкивает людей из данной организации (учреждения). 
Я помню, когда мы делали заявку на один из первых грантов «педа», меня пригласил проректор по науке, спросил, что вот мол слышал, что я проектами занимаюсь, и мы стали готовить с ним заявку на создание школы молодых ученых. Но оказалось, что собственно, исследовательских коллективов на весь вуз – три, при этом один только что сформировавшийся, но с развернутой программой, и достаточно современной темой. Второй переживает кризис, а третий вовсе умирает, т.к. большинство покинуло страну. Таким образом, реально всего лишь с десяток преподавателей реально вели исследовательскую работу, остальные профанировали ее. Уровень исследовательских работ студентов и руководства этими работами вообще обсуждению не подлежит. Да и сейчас, когда я читаю, диссертационные работы или публикации преподавателей «педа», становится грустно.
Для университета, исследовательская компетенция является базовой, если таковая отсутствует, несмотря на вал диссертаций и статей местного значения, то зачем тогда нужен «педагогический университет»?
Во-вторых, как ни странно, но и компетенции «учить», образовательной компетенции здесь также нет. 
В 1997 году меня не провели по конкурсу на должность старшего преподавателя, потому что я не «диктовал лекции под запись, не следил во время лекции над тем, чтобы студенты записывали, не проверяю конспектов лекций студентов» и это было произнесено не только в наш печатный век, тогда уже для нас только-только, но все таки появилась возможность выхода в Интернет. После заседания комиссии, ко мне подошла коллега, намного старше меня, и сказала: «Мне было очень интересно, столько нового материала. Но так, как вы читаете, надо читать в университете, а мы ведь все таки педагогический». 
Второй яркий пример, связанный с моими наблюдениями за подругой сестры. Сестра поступила к нам в университет на платной основе, т.к. в школе училась не важно, конфликтовала с учителями, потом вообще ушла и доучивалась в вечерней. Подготовка была средней. А ее подруга, закончила школу с четверками и пятерками, да и при общении с ней создавалось впечатление о том, что девочка умная, эрудированная. Однако, она пошла учится на ту же специальность, но в педагогический. В ТГУ не поступила, но уж очень большой конкурс, а учится на платной основе не было возможности. Моей сестре нравилась учится, вскоре она стала получать четверки и пятерки, я на глазах увидел, как происходит ее интеллектуальный и образовательный рост, она на глазах становилась другим человеком. Изменилось речь, способ мышления, способ обоснования, поведение. А ее подруга, как оставалось на том уровне, с которым она покинула школу. Этот факт побудил меня к мысли о том, что действительно, у нас в ТГУ, как это писалось когда то в английских университетах «делают людей». А в «педе» диктуют лекции.
И третий пример, когда к нам в ТГУ, приходят выпускники «педа» в магистратуру, второе высшее, они отмечают, что теперь они начинают понимать, что такое образование.
Подводя итог выше сказанному, я скажу, что если этих двух компетенций нет, то за чем надо профанировать образование? 
Учитывая, что и потребности такой в выпускниках педагогических вузов нет, я за то, чтобы их сокращали. Пусть это будут небольшие педагогические колледжи, выпускники которых продолжат обучение в магистратуре в настоящем вузе.
 
Андрей Зоткин



Все "СМИ об образовании"
Россия
Комментарии
система комментирования CACKLE

Подписка



Анонсы событий
Новости проекта

Укажите свой e-mail:




АНО "Институт проблем образовательной политики "Эврика": Cеминары и конференции | Библиотека | Сведения об организации
Адрес: Москва, 105187, ул.Щербаковская, д.53, стр.17, офис 207, тел. 8-495-247-58-00 E-mail: eureka@eurekanet.ru
Все права за Институтом проблем образовательной политики "Эврика" © 2001-2018


 Rambler's Top100