Инновационная образовательная сеть
АНО "Институт проблем образовательной политики "Эврика"
Главная > Cеминары и конференции> Межрегиональная конференция "Авторская школа "Эврика", 23-26 октября> Панельная дискуссия: «Русская школа в глобальном образовании»

Панельная дискуссия: «Русская школа в глобальном образовании»




23 октября 2015 года в Москве в рамках традиционной осенней межрегиональной конференции «Авторская школа «Эврика» состоялась панельная дискуссия «Русская школа в глобальном образовании». Модератор – Александр Адамский, научный руководитель Института проблем образовательной политики «Эврика»; участники – Алдар Дамдинов, министр образования и науки Республики Бурятия, Татьяна Ковалева, президент Межрегиональной тьюторской ассоциации, Александр Сидоркин, директор Департамента образовательных программ Института образования НИУ ВШЭ.

Открывая конференцию, Александр Адамский обозначил общую тематику обсуждения – роль институтов в образовании: благодаря или вопреки, соотношение институционального влияния и самостоятельности, самодеятельности, инициативности. Ключевые тенденции, определяющие развитие образования сегодня – глобализация и индивидуализация. Образовательная политика стран — либо изоляционистская (свой путь), либо сосредоточение, сочетание разных практик: западных, восточных.

По мнению Татьяны Ковалевой, важно понимать, что лежит в основе понимания многообразия мира, культуры и того, что важно для каждого конкретного человека. Индивидуализация проявляется в умении удерживать частное в общем, умение сочетать разное частное для развития общего; к сожалению, пока в глобальном мире российские системы образования не звучат, за исключением, может быть, имен Льва Толстого или Макаренко. Нам необходимо позиционировать свою систему образования, в том числе с позиций культурных ценностей.

«Русская школа – это школа развития. Этот выбор состоялся, мы можем его фиксировать по появлению стандартов в контексте Выготского, - считает Александр Адамский. - В то время как западная школа – это школа адаптации». Для русской, российской школы полилингвальная ситуация естественна, в том смысле, что русская школа за рубежом может быть не только на русском языке. Этом смысле, русская школа – это, прежде всего, носитель русской культурной традиции, а не языка. Мы переживаем такой момент, когда эта модель может стать школой не только для русскоязычных детей, но и распространится за пределы исключительно российского культурно-исторического контекста.

По мнению Александра Сидоркина, больших отличий русской школы от иных моделей нет, поскольку логика развития института массовой школы во много раз сильнее, какой-либо частной идеологии. Исходные организационные формы одинаковы независимо от страны. Поэтому решения нужно искать похожие, а не отличные от остальных. «В современных тенденциях развития русской школы меня волнует повторение ошибок, которые уже совершены ранее в других странах, в том числе образовательное неравенство: лучшие, худшие школы, как в США, например. - отмечает Александр Сидоркин. - Место русской школы в глобальном образовании подобно роли члена семьи, который, конечно, может быть отличен от других, но все же является частью целого».

Тонкость в той почве, на которой произрастает школа, считает Александр Адамский. Культурный контекст на модель школы влияет сильнее, чем содержание, или соразмерно содержанию. И речь идет как об экономических, так и социальных тенденциях. Социокультурное окружение, этническое, языковое и так далее, выкристаллизовывает непохожесть конкретной модели школы на остальные модели. Конечно, есть некоторые универсальные вещи, но не учитывать культурно-исторический контекст все же нельзя.

По мнению Дмитрия Гужеля, дискуссию необходимо выстраивать в контексте того, а есть ли что-то, что можно экспортировать из России и представлять на международном образовательном рынке, что было бы интересно для других стран? Возможно, это русская школа математического образования, модель воспитания… Но необходима адаптация, соотнесение с запросом международного потребителя. Как считает Алдар Дамдинов, модель школы должна экспортироваться комплексно - не только содержание, но механизмы его формирования, передачи.

Ход на поиск единой модели школы изжит, отмечает Татьяна Ковалева. Тенденции ведут к сворачиванию массового института школы и проявлению индивидуальных образовательных программ, о чем свидетельствуют растущая востребованность семейного образования, он-лайн образовательных программ. В чем выигрыш российской школы в глобальном образовании? В способности прийти к пониманию того, что необходимы сетевые структуры, внутри которых объединены различные индивидуализированные программы.

По мнению Александра Адамского, нельзя не учитывать, что есть общеизвестные изобретения – колесо, двигатель внутреннего сгорания, из которых получились разные модели автомобилей, например, мерседес и жигули. В этом смысле, когда мы говорим о моделях образования, то понимаем, что наиболее универсальные модели очень национализированы. Культурно-исторический контекст придает некую специфику и в то же время успешная модель востребована во всем мире.

С другой стороны, во всех массовых системах образования есть проблема с мотивацией. Будет ли решение этой проблемы зависеть от национальной культуры? Нет, уверен Александр Сидоркин, так же как и проблема сегрегации: массовая школа – школа для всех. Те же, кто хочет получить что-то иное, эксклюзивное, ищут элитную школу исходя из собственных возможностей.

Следующий контекст, который обсуждался в рамках дискуссии - это наличие связи между тем, чему и как мы учим в школе, и тем, как живет общество и доминирующим в нем ценностям.

Чтобы построить современное общество с высоким уровнем жизни необходимо массовое образование. Но тонких зависимостей, по мнению Александра Сидоркина, нет – высокий уровень развития американской экономики и наличие большого количества людей со сравнительно низкой эрудицией, высокое качество образования в России и низкий уровень валового продукта.

Александр Сидоркин заметил, что тонких зависимостей уровня развития экономики и ВВП страны от уровня развития образования и уровня образованности граждан нет, образование не оказывает реального влияния на устройство страны, уровень жизни человека, на ценности, существующие в обществе.

Говоря о современном образовании, нужно понимать, к чему стремится современная школа – к аутентичности или идентичности. Идентичность – идея, объединяющая общество. Аутентичность ориентирована на человека, определяет его самость – подчеркнула Татьяна Ковалева. Ответственность за идентичность, за ценности берет на себя политика, в том числе и образовательная. Школа берет на себя аутентичность – выстраивание индивидуального, без всеобщего. Школа не должна брать на себя ответственность за человека, школа – среда для осуществления ответственного выбора человека.

Александр Адамский уточнил, что в современном государстве ресурсы выделяются в систему, под что-то – для достижения каких-то результатов. Институциональное устройство деятельности предполагает формализованную ответственность за результаты.

Алдар Дамдинов привел пример, что в дошкольном образовании все было предельно заорганизовано, но появляются «островки» самостоятельности, которые должны дать новые результаты. Влияние социально- экономических условий на образование неоспоримо.

Роман Селюков высказал точку зрения, что государство выделяет ресурсы на неструктурированную деятельность, имеющую неформализуемую отчетность (институт социального обеспечения). Но эти механизмы действуют для гражданина, не для организации. Это указывает на кризис института? Необходима другая структура институции или здесь должна появиться другая формализация института?

Основной результат обучения детей в русской школе, для многих, живущих за рубежом – появление у детей «ориентации в культуре». В быстроменяющемся мире подобная устойчивость дорогого стоит, и это дает русская школа. Как это зафиксировать в институциональном показателе? Как это финансировать? Ресурсно обеспечивать это можно, но формально увидеть результат нельзя – подчеркнул Александр Адамский.

Нужно научиться измерять социальное и движение детей, никто не дает денег на не измеряемые результаты. Школа должна выравнивать возможности для разных детей. В школу приходят дети с очень разным уровнем культурного капитала, и школа должна это выравнивать.

Выборность, индивидуализация – усиливает неравенство. Но вместе с тем есть страны, где большинство людей – средний класс (Канада, Швеция). Должны быть сильные факторы выравнивания для большинства, к примеру – уровень социальных программ, уровень помощи бедным и прочее.

Говоря о финансировании результатов и институтов, по мнению Вадима Чехи, нужно рассмотреть феномен успешности «троечников». Успех троечников построен на преодолении предъявляемых институтом-школой требований? Тогда финансирование института, требования которого преодолеваются для достижения успеха – оправданно. Русская школа воспринимается за рубежом как существующее явление. Но связан ли успех русской школы за рубежом с существованием российской школы в России?

В заключении дискуссии Александр Адамский зафиксировал следующие позиции:

  • культура познается на границе. Взгляд на отечественное образование за рубежом помогает высветить проблемы внутри;
  • феномен авторства (авторских школ) в российском образовании почти самый сильный в мировом образовании и это его отличительная черта;
  • мировой образовательный рынок открыт, но войти в эти отношения, не соответствуя им – не реально.

Наталья ЦЫРЕНДАШИЕВА, Эржени БУДАЕВА





система комментирования CACKLE





АНО "Институт проблем образовательной политики "Эврика": Cеминары и конференции | Библиотека | Сведения об организации
Адрес: Москва, 105187, ул.Щербаковская, д.53, стр.17, офис 207, тел. 8-495-247-58-00 E-mail: eureka@eurekanet.ru
Все права за Институтом проблем образовательной политики "Эврика" © 2001-2018


 Rambler's Top100