Инновационная образовательная сеть
АНО "Институт проблем образовательной политики "Эврика"
Главная > Cеминары и конференции> Эврика-Авангард (архив)> Форум «Модернизация образования»> Доклад И.М.Реморенко «Наша Новая Школа: возможные альтернативы»

Доклад И.М.Реморенко «Наша Новая Школа: возможные альтернативы»




Презентация доклада И.М.Реморенко 

Игорь Реморенко, директор Департамента государственной политики в сфере образования Министерства образования и науки РФ

5 ноября 2008 года было объявлено о необходимости введения особой президентской инициативы «Наша новая школа». В своем послании Дмитрий Медведев сказал, что «главным результатом должно стать соответствие школьного образования целям опережающего развития». Сегодня общее образование впервые обсуждается не как второстепенный уровень образования для высшей школы, не как капитальная повинность государства, а как инструмент социального развития.

На основе предложений, обсуждавшихся на последнем президентском совете, будет подготовлена национальная образовательная стратегия-инициатива «Наша новая школа».

Мы попробовали структурировать пространство президентской инициативы, исходя из наиболее вероятных позиций, возникших в ходе дискуссий на эту тему.

Итак, первая развилка — на какой способ реализации президентской инициативы мы опираемся, как мы собираемся делать эту новую школу? Здесь может быть два подхода. Первый — когда мы опираемся на конкретное распределение ответственности, и второй — когда мы создаем рамки, законодательные изменения и уже с их помощью стараемся достичь того или иного результата.

Вторая логика конструирования альтернатив — это патернализм, или рамки проявления инициатив. Она связана с первой, но на самом деле ключевой вопрос здесь состоит не в том, КАК мы это делаем, а в том, КТО это делает. Будет за это отвечать государственный институт или государственные институты, или муниципальные институты, или мы будем опираться на конкретные инициативы учреждений, учителей, а где-то и школьников, чтобы осуществить те или иные изменения.

Третий вопрос: с помощью чего эти изменения будут происходить? Будет это ориентация на реальную экономику, либо на институты виртуальной торговли, кредитные схемы, банковский сектор. И, наконец, четвертый сюжет. Это именно то, что мы сейчас делаем — национальные проекты или целевые программы. Два базовых механизма, сопровождающихся разными нормами.

Первое направление президентского послания — возможность для учащегося раскрыть свои способности. Все понимают, что оно должно опираться на структуру образовательных стандартов. Альтернативы здесь следующие. Либо это будет предельно насыщенная образовательная среда и возможность выбора из ее широкого меню. Либо это будет некая обновленная, красивая, мощная, разносторонняя программа, но общая для всех, и осваивать ее будет каждый. Закон Российской Федерации об образовании даже в новой структуре стандартов может предполагать как первый, так и второй варианты. Думаю, что по этому поводу будут достаточно жаркие дискуссии.

Второй аспект в данном направлении — это подготовка к жизни в технологичном, конкурентном мире. Выросла технологическая насыщенность социально-экономической действительности, это коснется и образования. Дискуссии здесь будут возникать в плане того, меняем ли мы средства обучения или меняем его технологии. Есть одна позиция: нужно сделать жизненные учебники, оборудование, создавать электронные образовательные ресурсы, вкладывая в это значительные финансовые средства. И есть другая логика: в первую очередь нужно заниматься подходом к тому, как это все использовать, добиваться образовательных эффектов, смотреть и обсуждать, как будут изменяться дети. А все эти инструменты, учебники, электронные ресурсы, среда — это вторично.

Если же глубоко обсуждать логику содержания образования, здесь тоже могут возникнуть совершенно разные альтернативы. Например, один из вариантов — это разработка примерных программ с участием Российской академии образования или Российской академии Наук. Здесь как раз может быть сосредоточен основной ресурс — набор разных небезынтересных программ, по которым можно учить детей, представлять эти программы в школах, а где-то активно их продвигать. И второй вариант — это обсуждение содержания учителями, участниками, например, приоритетного национального проекта образования. Но как бы мы ни пытались финансировать этот сектор, накал разных специальных общностей у нас достаточно низкий, и на уровень дискуссии о содержании образования он пока не выходит.

Следующий аспект — оценка выполнения требований к результатам. Здесь, например, может быть продолжена логика Единого государственного экзамена. И создание таких процедур необязательно должно следовать логике именно итоговой аттестации учащихся. А другой вариант — это создание добровольных систем оценки качества, когда образовательные учреждения могут войти в разные, адекватные их образовательной программе системы логики оценки качества и там себя соизмерять с близким им по типу образовательными программами и учреждениями. Например, математическая школа будет оценивать свои результаты по одним технологиям, а школа с углубленным изучением художественно-эстетического цикла — по другим. Хотя, основания для выбора системы могут быть вовсе и не предметными. Принципиальный сюжет — добровольный.

Третье направление — ключевая роль учителя и забота об учителе. Наш профсоюз подготовил очень неплохой бизнес-проект по негосударственному пенсионному фонду, который называется «Образование и наука». Он позволяет действительно выходить на пенсию, заметно отличающуюся от тех пенсионных выплат, которые есть сейчас в рамках государственных пенсионных фондов. Альтернатива — это совершенствование оплаты труда, и понятно почему. Здесь мы ориентируемся не столько на социальные льготы и «приманки» к учительской профессии за счет них, сколько на механизмы поддержки качества здесь и сейчас. Но даже внутри этого подхода есть свои альтернативы. Одна — это совершенствование базовой части оплаты труда, и здесь мы расходимся с нашей профсоюзной организацией, потому что им кажется, что надо в первую очередь этот механизм развивать, обновлять профессиональный стандарт, и устанавливать сильную зависимость заработной платы от результатов аттестации. Альтернатива — это упор на стимулирующую часть, развитие общественного участия в управлении и зависимость заработной платы от результатов, которые достиг работник.

Теперь поговорим об обновлении системы повышения квалификации учителей. Альтернатива первая — новые программы повышения квалификации и государственные требования к ним, увеличение доли программ на региональном уровне, которые заказывает регион и прямым образом финансирует их через институты повышения квалификации или другие структуры. Более того, система повышения квалификации может существовать в качестве предмета совместного видения Федерации и регионов. И вторая альтернатива — это принципиальное развитие персональных бюджетных сертификатов. (В Самаре, например, отрабатывалась система, когда у каждого учителя был свой бюджетный сертификат (ваучер), который можно было вложить в любую структуру, занимающуюся повышением квалификации.) Этот сертификат будет профинансирован государством, для того чтобы покрыть расходы на повышение квалификации.

Обновление педагогического образования — вот еще одна острая тема, по которой мы столько дискутировали, а воз и ныне там. Трудно назвать хотя бы один российский университет или институт, о котором можно было бы сказать — вот оно, самое образцовое, современное, готовящее качественных педагогов учреждение. Все понимают, что нужно развивать практическую работу будущих учителей, увеличивать объем практики, которую они проходят в школе. Есть даже предложения по педагогической интернатуре, как у медиков. И другой сюжет — это внедрение двухуровневой системы. Здесь, правда, есть свои альтернативы. Один вариант — это подготовка педагогов-бакалавров, которые в первую очередь — педагоги, а во вторую — специализируются в каком-либо предмете. Если они хотят углубленно преподавать свой предмет, то должны пройти магистратуру и там освоить определенную науку. Альтернатива этому — подготовка бакалавров, напротив, по разным наукам, только специализирующихся в педагогике. Если такие бакалавры хотят работать с индивидуальными образовательными программами и более тонкими технологиями, они должны пройти педагогическую магистратуру.

Четвертое направление — новые принципы работы российской школы и уход от ее ветхости. Одна из альтернатив — прописывание принципов работы школ на дидактическом и гносеологическом принципе. Здесь речь идет о тех ценностях и общих подходах в преподавании, которые мы часто встречаем на защите диссертаций и в разработках Академии. И второй сюжет — это описание принципов работы школы на организационно-управленческом или проектном языке. Это то, что может быть описано саморегулируемыми организациями: ориентация школ на возрастные особенности учащихся, открытость местному сообществу — все это лежит здесь.

Вот еще один аспект — учебное оборудование. Мы можем сейчас детально прописывать, какого рода оборудование должно быть в рамках преподавания каждого конкретного предмета, Например, для преподавания географии должно быть не меньше 120 карт. Собственно так сейчас и происходит, задача только в том, чтобы все это обновить. Либо второй вариант, при котором мы прописываем функциональные требования к оборудованию, с помощью которого можно добиться тех или иных результатов в образовательных технологиях. То есть мы про эти 120 карт не пишем, а пишем, что должно быть презентационное оборудование, с помощью которого все эти карты можно показать через проектор.

Следующий аспект — новый порядок проектирования, строительства и формирования материально-технической базы школ. Здесь тоже есть подход, который может быть связан с установлением требований и оказанием помощи регионам в проектировании и строительстве. Я помню, несколько лет назад мы проводили семинар по школьному дизайну для трех-четырех десятков директоров, которые летом собирались делать ремонт в своем учебном заведении. Оказалось, что если такой семинар провести, люди начинают обмениваться интересными идеями в области школьного дизайна и архитектуры. А дальше люди сами поймут, как им сделать школьную среду более комфортной и красивой. И второй вариант здесь — это установление жестких государственных требований. Китайцы, например, пошли именно по этому пути: их школы привлекательны, но очень однообразны, даже по оборудованию, а дизайн отличается только в частных школах.

Коснемся мы в нашем обсуждении и современной школьной инфраструктуры: медпунктов, столовых, спортзалов, лабораторий, пресс-центров и актовых залов. Понятно, что здесь нельзя идти по принципу установления требований — нужны другие подходы. Как ни странно, сейчас на поле образовательной политики снова появился сюжет, связанный с привлечением средств из бизнеса. Последние изменения, которые стимулировали вклады бизнеса в собственную подготовку кадров (не только в повышение квалификации сотрудников), произошли этим летом. Но я думаю, что на самом деле установление каких-либо налоговых льгот и такого рода преференций в целях привлечения средств бизнеса сейчас маловероятны. Хотя, может быть, тема социальной ответственности бизнеса или частно-государственного партнерства как-то и прорвется сейчас. Альтернатива этому — средства губернатора, региональные средства на показательные, яркие проекты новых школ. Смысл ее в том, что мы создаем сеть «прорывных», красивых школ в регионах, а затем медленно, но подтягиваем к ним государственные средства.
И последнее направление, о котором было сказано в послании президента, это здоровье школьников и индивидуальный подход. Первый сюжет здесь — это разгрузка содержания. Один вариант его реализации — уменьшение объема образовательных программ, уменьшение количества часов или рост доли реализации проектов, социальных практик в структуре и в образовательных программах. А другой вариант — забота о дополнительном образовании, смена образовательных технологий и техник: внутри уроков или вместо части уроков.

И еще один аспект — индивидуальный подход к каждому ученику. Первый вариант — действительно жесткий контроль за здоровьем учащихся. Это когда мы тратим деньги, в первую очередь, на диспансеризацию учащихся, на дополнительные программы, связанные со здоровьем. Например, в ряде регионов появляется «школьное молоко». Федеральной программы такого рода не будет, только региональные. Но все достаточно живо на это отреагировали.

Централизованно создаются и карты здоровья. Возможны проекты, когда эти карты будут объединять с больничными картами здоровья. IT-шники, думаю, будут рады включиться в разработки: с одного поста можно будет автоматически отслеживать здоровье учащихся. В этом и будет заключаться индивидуальный подход. Но есть и альтернативный — если детям на самом деле интересно на уроках, то они и болеют меньше, иначе «ждите болезни от безделья». И здесь к нашим услугам варианты образовательных программ, тьюторство и так далее.

Вот так, на наш взгляд, выглядит вся палитра альтернатив и аспектов обсуждений президентской инициативы «Наша новая школа». И такие дискуссии в ближайшее время развернутся. Связаны ли эти дискуссии и программы с какими-либо рисками? Да, с одной стороны они связаны с утратой внимания к другим аспектам российского образования, которые, может быть, даже в большей степени больные и трудные, но тем не менее они нуждаются в проработке.

Чтобы быть успешным как на международном рынке образовательных услуг, так и в предоставлении нашим гражданам возможностей для самореализации, мы должны ориентироваться на их возрастные потребности и интересы. Следует обратить внимание и на кадровую проблематику. Появление Единого государственного экзамена тоже заставляет нас тратить огромное количество времени и человеческих ресурсов на доведение до ума тех проектных механизмов, которые были запущены. Но это — отдельная история…

— Идея 12-летнего образования обсуждалась уже давно. Потом решили, что при современных стандартах и сегодняшней организации школы лучше выпустить ребенка пораньше, чтобы он не мучился. Сейчас стандарты другие, наша система образования качественно меняется. И нам, педагогам, сегодня не хватает 12-го года обучения: если бы еще пару лет поработать с детьми, они выходили бы из школы гораздо более зрелыми и принимали бы более правильные решения. Сейчас все 11-е классы уходят на подготовку к экзаменам — это уже не обучение. С темой 12-летнего образования необходимо работать и дальше, тогда к 2020 году наше зерно прорастет. Все-таки сегодняшние ученики слишком рано покидают школу.

— Ваши предложения можно и нужно направлять в департамент государственной политики Министерства образования и науки — мы будем благодарны вам за это.

Если же смотреть на проблему с прогностической точки зрения, то этот вопрос, на мой взгляд, в полной мере может развернуться уже в 2010 году. Именно тогда мы ожидаем пика обсуждений нового закона об образовании. Противоречивые поправки, которые вносились в закон 1992 года, привели к тому, что сегодня он потерял целостность. В планах правительства — обновление, создание интегрированного законодательного акта к 2010 году. Сейчас уже есть концепция, проходит обсуждение. Я думаю, что сегодня в этом направлении наиболее важна работа с партиями и депутатами, которые будут обсуждать этот законодательный акт. И в рамках нового закона предложенную вами идею вполне можно реализовать.

— Сегодня прозвучала мысль о разных логиках оценки качества образования. Как быть тогда со стандартами — они тоже должны быть вписаны в разные системы оценки?

— Нет, стандарт один, а системы оценки — разные. Я отвечу, с вашего позволения, на примере Финляндии, потому что именно в этой стране практика добровольного сравнения школ, педагогов друг с другом очень широко развернута в разных методических сообществах. У них, например, есть педагоги, которые работают по собственной особой технологии. К примеру, школа расположена на архипелаге, а учитель преподает ребятам английский язык посредством телевидения или через Интернет. Эта технология живет и очень, кстати, успешно работает. Часть курсов ученики проходят именно в таком, дистанционном, режиме. Но стандарт образования при этом остается единым.

Значит, суть в том, что стандарт, обозначая требования к результатам образования, к условиям осуществления образовательной деятельности, к структуре образовательных программ, предполагает различные способы достижения этого самого стандарта. Оценку, в свою очередь, можно давать, опираясь на различные способы реализации образовательного стандарта, и при этом системы оценки для разных школ также должны различаться.

Существует вариант, при котором все осваивают одну программу, но насыщенную и большую, либо вариант так называемого «меню и выбора». Но это не значит, что в последнем случае все осваивают разные стандарты. Все равно есть главные аспекты результативности, и в конечном итоге все должны достигнуть одного стандарта качества.

— Каковы перспективы автономных учреждений?

— В январе мы планируем составить рекомендацию на предмет того, как подобные учреждения можно создавать с учетом уже имеющегося опыта регионов. Конечно, как и всей социальной сфере в целом, не удастся в короткие сроки кардинально обновить и усовершенствовать механизм государственных закупок. А вот автономные учреждения с их большей свободой действий могут, не заморачиваясь всеми этими закупками, приобрести что-либо необходимое для образовательного учреждения — быстро, эффективно и с меньшими потерями.


система комментирования CACKLE





АНО "Институт проблем образовательной политики "Эврика": Cеминары и конференции | Библиотека | Сведения об организации
Адрес: Москва, 105187, ул.Щербаковская, д.53, стр.17, офис 207, тел. 8-495-247-58-00 E-mail: eureka@eurekanet.ru
Все права за Институтом проблем образовательной политики "Эврика" © 2001-2018


 Rambler's Top100